Бесплатная горячая линия

8 800 301 63 12
Главная - Другое - Существенные условия договора эстоппель комментарий закон ру

Существенные условия договора эстоппель комментарий закон ру

Сколько у нас случаев estoppel в законах?

Просмотрел семинар Сарбаша С.В. «Основные новеллы обязательственного права»: http://bankrot.fedresurs.ru/NewsCard.aspx?ID=697 В нем Сергей Васильевич вскользь упомянул, что вроде бы у нас теперь в ГК РФ 5 estoppel. Признаться, я до конца не могу понять практическую целесообразность или хотя бы значимость разделения estoppel и waiver (п.5-7 ст.450.1. ГК РФ), однако и без этого мне представляется, что estoppel и в российских законах в целом, и в ГК РФ значительно больше.

Или теперь эстоппель мне кажется повсюду?:))) П.1 ст.8 Закона РФ от 07.07.1993 N 5338-1 «О международном коммерческом арбитраже»: «Суд, в который подан иск по вопросу, являющемуся предметом арбитражного соглашения, должен, если любая из сторон попросит об этом не позднее представления своего первого заявления по существу спора, прекратить производство и направить стороны в арбитраж, если не найдет, что соглашение недействительно, утратило силу или не может быть исполнено».

П.2 ст.17 ФЗ от 24.07.2002 N 102-ФЗ «О третейских судах в Российской Федерации»: «Сторона вправе заявить об отсутствии у третейского суда компетенции рассматривать переданный на его разрешение спор до представления ею первого заявления по существу спора».

Абз.4 п.2 ст.166 ГК РФ:

«Сторона, из поведения которой явствует ее воля сохранить силу сделки, не вправе оспаривать сделку по основанию, о котором эта сторона знала или должна была знать при проявлении ее воли»

.

П.5 ст.166 ГК РФ:

«Заявление о недействительности сделки не имеет правового значения, если ссылающееся на недействительность сделки лицо действует недобросовестно, в частности если его поведение после заключения сделки давало основание другим лицам полагаться на действительность сделки»

.

Абз.2 п.1 ст.167 ГК РФ:

«Лицо, которое знало или должно было знать об основаниях недействительности оспоримой сделки, после признания этой сделки недействительной не считается действовавшим добросовестно»

. П.3 ст.173.1. ГК РФ:

«Лицо, давшее необходимое в силу закона согласие на совершение оспоримой сделки, не вправе оспаривать ее по основанию, о котором это лицо знало или должно было знать в момент выражения согласия»

. Абз.2 п.1 ст.182 ГК РФ:

«Полномочие может также явствовать из обстановки, в которой действует представитель (продавец в розничной торговле, кассир и т.п.)»

.

Абз.1 п.2 ст.199 ГК РФ:

«Исковая давность применяется судом только по заявлению стороны в споре, сделанному до вынесения судом решения»

. П.3 ст.432 ГК РФ:

«Сторона, принявшая от другой стороны полное или частичное исполнение по договору либо иным образом подтвердившая действие договора, не вправе требовать признания этого договора незаключенным, если заявление такого требования с учетом конкретных обстоятельств будет противоречить принципу добросовестности (пункт 3 статьи 1)»

.

Абз.3 ст.462 ГК РФ:

«Продавец, привлеченный покупателем к участию в деле, но не принявший в нем участия, лишается права доказывать неправильность ведения дела покупателем»

. П.3 ст.720 ГК РФ:

«Если иное не предусмотрено договором подряда, заказчик, принявший работу без проверки, лишается права ссылаться на недостатки работы, которые могли быть установлены при обычном способе ее приемки (явные недостатки)»

.

П.4 ст.743 ГК РФ:

«Подрядчик, не выполнивший обязанности, установленной пунктом 3 настоящей статьи, лишается права требовать от заказчика оплаты выполненных им дополнительных работ и возмещения вызванных этим убытков, если не докажет необходимость немедленных действий в интересах заказчика, в частности в связи с тем, что приостановление работ могло привести к гибели или повреждению объекта строительства»

.

«Концепция единого Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации»

(одобрена решением Комитета по гражданскому, уголовному, арбитражному и процессуальному законодательству ГД ФС РФ от 08.12.2014 N 124(1)) 3.3. Новеллами являются положения доктрины эстоппель, ограничивающей возражения против неподведомственности или неподсудности дела со стороны ответчика моментом первого заявления по существу дела во избежание злоупотреблений процессуальными правами. П.5) ч.1 ст.148 АПК РФ:

«Арбитражный суд оставляет исковое заявление без рассмотрения, если после его принятия к производству установит, что: 5) имеется соглашение сторон о рассмотрении данного спора третейским судом, если любая из сторон не позднее дня представления своего первого заявления по существу спора в арбитражном суде первой инстанции заявит по этому основанию возражение в отношении рассмотрения дела в арбитражном суде, за исключением случаев, если арбитражный суд установит, что это соглашение недействительно, утратило силу или не может быть исполнено»

.

Абз.6 ст.222 ГПК РФ:

«Суд оставляет заявление без рассмотрения в случае, если: имеется соглашение сторон о передаче данного спора на рассмотрение и разрешение третейского суда и от ответчика до начала рассмотрения дела по существу поступило возражение относительно рассмотрения и разрешения спора в суде»

. Коллеги! Если что не учел — предлагаю дополнить 🙂

Эстоппель на оспаривание договора по п.2 ст.431.1 ГК

В новой редакции ГК наблюдается полноценное нашествие эстоппелей (п.2 ст.166, п.5 ст.166, п.3 ст.432, п.5 ст.450.1 ГК и т.п.).

Многие из этих новых норм вызывают массу вопросов и сомнений. Я, в частности, считаю ошибочным эстоппель в отношении ничтожных сделок по п.5 ст.166 ГК, а также не вполне точной редакцию п.5 ст.450.1 ГК про эстоппель в отношении отказа от договора. Но особенные сомнения у меня вызывает редакция п.2 ст.431.1 ГК про эстоппель в отношении оспаривания договора.

Но особенные сомнения у меня вызывает редакция п.2 ст.431.1 ГК про эстоппель в отношении оспаривания договора. Напомню, что данная норма гласит:

«Сторона, которая приняла от контрагента исполнение по договору, связанному с осуществлением его сторонами предпринимательской деятельности, и при этом полностью или частично не исполнила свое обязательство, не вправе требовать признания договора недействительным, за исключением случаев признания договора недействительным по основаниям, предусмотренным статьями 173, 178 и 179 настоящего Кодекса, а также если предоставленное другой стороной исполнение связано с заведомо недобросовестными действиями этой стороны»

. Далее кратко и тезисно изложу свое видение в отношении этой новой нормы: 1.

Положение п.2 комментируемой статьи вызывает некоторое недоумение. По сути, эта норма регулирует применение принципа эстоппель применительно к оспариванию договоров: если сторона приняла исполнение от другой стороны и, не желая осуществлять свое встречное исполнение в целом или в части, пытается оспорить договор, ей должно быть отказано в иске об оспаривании договора.

У нас нет сомнений в том, что в целом ряде случаев такое поведение лица, получившего исполнение и оспаривающего договор, недобросовестно и носит непоследовательный и противоречивый характер. Проблема заключается в том, что эстоппель при оспаривании договора с 2013 года установлен в п.2 ст.166 ГК (

«Сторона, из поведения которой явствует ее воля сохранить силу сделки, не вправе оспаривать сделку по основанию, о котором эта сторона знала или должна была знать при проявлении ее воли»

).

Это закрепленное в п.2 ст.166 ГК соответствует общепринятому в европейском праве подходу, согласно которому оспаривание сделки (в том числе договора) блокируется, если после того, как возникли основания для оспаривания и начал течь срок давности на оспаривание, управомоченная на оспаривание сторона прямо или косвенно подтверждает (ратифицирует) действительность сделки (ст.3.2.9 Принципов УНИДРУА, ст.II.-7:211 Модельных правил европейского частного права). Единственный нюанс состоит, пожалуй, лишь в том, что положение п.2 ст.166 ГК почему-то прямо не указывает вслед за указанными международными источниками на то, что утрата права на оспаривание имеет место, если прямая или косвенная ратификация происходит уже после того, как начинает течь срок на оспаривание, то есть после момента, когда лицо узнало или должно было знать о наличии оснований для оспаривания. Этот недочет может быть вполне исправлен за счет толкования нормы п.2 ст.166 ГК.

Очевидно, что п.2 ст.433.1 ГК зачем-то выделяет лишь один частный случай общего правила об утрате права на оспаривание договора. В чем логика такого шага? Очевидно, что положение п.2 ст.433.1 ГК никак не может заблокировать применение принципа эстоппель в том виде, как он прописан в п.2 ст.166 ГК, в отношении других форм ратификации, прямо не предусмотренных в п.2 ст.433.1 ГК. Например, если ратификация происходила не в форме принятия исполнения от контрагента, а в форме осуществления собственного полного или частичного исполнения или в форме той или иной переписки, подтверждающей признание договора действующим, такая ратификация влечет утрату права на оспаривание по правилам п.2 ст.166 ГК.

2. Возможно, смысл нового положения п.2 ст.433.1 ГК состоит в том, чтобы просто конкретизировать действие общего правила об эстоппеле при оспаривании сделок, указав на одну из типичных ситуаций его применения (недобросовестное оспаривание договора ответчиком, получившим исполнение от другой стороны без каких-либо возражений и пытающимся оспорить посредством встречного иска договор в ответ на иск контрагента об исполнении). Если так, то удивляет, что законодатель посчитал нужным не просто привести в нормах о договорах один из частных случаев применения общей нормы о сделках, а установить целый ряд специальных условий применения этого общего правила, некоторые из которых достаточно сомнительны. Во-первых, п.2 ст.433.1 ГК почему-то говорит о том, что оспаривание договора блокируется в описанной в этой норме ситуации только тогда, когда договор связан с осуществлением его сторонами предпринимательской деятельности.

Абсолютно непонятно, почему тот же эстоппель не может применяться тогда, когда договор заключен между предпринимателем и непредпринимателем, и при этом договор пытается оспорить именно предприниматель. Также носит спорный характер и такая расширительная интерпретация комментируемой нормы, при которой она будет касаться только случаев оспаривания договора предпринимателем, независимо от того, с кем такой договор заключен.

Не вполне ясно, почему закон позволяет себя вести непоследовательно (заключать договор, принимать исполнение по нему от контрагента без возражений, а потом оспаривать договор из-за нежелания осуществлять свое встречное исполнение) непредпринимателю. Такого ограничения общего правила об эстоппеле при оспаривании п.2 ст.166 ГК не содержит.

В итоге получается какой-то очевидный абсурд: если ратификация оспоримого договора происходит в форме принятия исполнения, то блокирование права на оспаривание в силу п.2 ст.431.1 ГК происходит только, если договор носит сугубо предпринимательский характер; если же ратификация происходит в форме осуществления своего полного или частичного исполнения, подписания тех или иных дополнительных соглашений к спорному договору или иным образом, то блокирование права на оспаривание в силу п.2 ст.166 ГК происходит, независимо от статуса сторон договора. Идеальным выходом из положения является полное исключение п.2 ст.431.1 из текста ГК.

Но de lege lata разумно исходить из того, что в договорах непредпренимиательского характера в случае ратификации договора посредством принятия исполнения утрата права на оспаривание может опираться непосредственно на п.2 ст.166 ГК.

Во-вторых, в п.2 ст.431.1 ГК в отличие от общего правила п.2 ст.166 ГК указывается на то, что принцип эстоппель применительно к праву на оспаривание не работает, если речь идет о таких составах недействительности как совершение сделки юридическим лицом в противоречие с целями его деятельности (ст.173 ГК), заблуждение (ст.178 ГК), а также обман, насилие, угроза или кабальность (ст.179 ГК).

Соответственно, тут возникает множество проблем.

Из системного толкования п.2 ст.166 ГК и п.2 ст.431.1 ГК может следовать, что, если речь идет об указанных составах недействительности, ратификация оспоримого договора в форме принятия исполнения в силу специальной оговорки в п.2 ст.431.1 ГК не блокирует право на оспаривание, в то время как иная форма ратификации оспоримого договора блокирует право на оспаривание в силу общего правила п.2 ст.166 ГК.

Из системного толкования п.2 ст.166 ГК и п.2 ст.431.1 ГК может следовать, что, если речь идет об указанных составах недействительности, ратификация оспоримого договора в форме принятия исполнения в силу специальной оговорки в п.2 ст.431.1 ГК не блокирует право на оспаривание, в то время как иная форма ратификации оспоримого договора блокирует право на оспаривание в силу общего правила п.2 ст.166 ГК.

Но также можно допустить, что при недействительности сделки по основаниям, указанным в ст.173, 178 и 179 ГК, по задумке законодателя принцип эстоппель в принципе не работает, независимо от формы ратификации. В целом нет оснований исключать применение принципа эстоппель в отношении, как минимум, ряда из указанных составов недействительности.

Если, например, сторона заключала договор в состоянии заблуждения (ст.178 ГК) или столкнулась с тем, что другая сторона не раскрыла ей ту или иную информацию, раскрытие которой требовалось согласно принципу добросовестности (п.2 ст.179 ГК), осознала наличие этих пороков воли и уже после этого приняла исполнение от другой стороны или ратифицировала договор иным образом, а потом пытается оспорить договор, ее поведение явным образом непоследовательно и недобросовестно.

Другое дело, если указанные пороки воли продолжали существовать на момент принятия исполнения: например, в этот момент сторона еще не осознала свое заблуждение или не вскрыла обман умолчанием.

В таких ситуациях, действительно, принятие исполнение не может блокировать право на оспаривание. В-третьих, согласно п.2 ст.431.1 ГК если принятое исполнение связано с заведомо недобросовестными действиями стороны, предоставившей исполнение, утрата права на оспаривание в связи с принятием исполнения не происходит.
В-третьих, согласно п.2 ст.431.1 ГК если принятое исполнение связано с заведомо недобросовестными действиями стороны, предоставившей исполнение, утрата права на оспаривание в связи с принятием исполнения не происходит.

Видимо, речь здесь идет о ситуациях, когда сторона каким-то злонамеренным образом предоставила исполнение и добилась его принятия другой стороны, чтобы лишить последнюю права на последующее оспаривание договора.

Этого ограничения нет в общей норме п.2 ст.166 ГК, но оно может быть выведено из общего принципа добросовестности (п.3 ст.1 ГК) и недопустимости извлечения выгода из своего недобросовестного поведения (п.4 ст.1 ГК). В принципе, мы считаем ошибочным появление в ГК п.2 ст.431.1 ГК, так как эта норма при наличии п.2 ст.166 ГК просто избыточна, а ряд особенностей п.2 ст.431.1 ГК создает неоправданную пестроту в регулировании. Нюансы в применении принципа эстоппель при оспаривании сделки следует прорабатывать на уровне судебной практики путем толкования общей нормы п.2 ст.166 ГК с учетом конкретных обстоятельств и применения принципа добросовестности.

3. Наконец, далеко не всегда оспаривание договора после принятия исполнение от другой стороны является непоследовательным и противоречивым поведение, а такое принятие исполнение – ратификацией, лишающей права на оспаривание.

Дело в том, что во многих случаях принятие исполнение происходит независимо от воли соответствующей стороны, принявшей исполнение.

Например, безналичные средства зачисляются на счет кредитора помимо его воли. В подобных случаях сам факт принятия исполнения не может запускать в действие правило эстоппеля будь то по п.2 ст.431.1 ГК ил по п.2 ст.166 ГК.

Следует распространять п.2 ст.431.1 ГК (равно как и аналогичную общую норму в п.2 ст.166 ГК) только на те ситуации, когда соответствующая ратификация в той или иной форме носит осознанный и волевой характер.

4. Формулировка п.2 ст.431.1 ГК говорит явным образом об утрате права на оспаривание договора, принадлежащего его стороне. Соответственно, принятие стороной исполнения не может блокировать право на оспаривание договора третьим лицами (например, акционерами соответствующей стороны). Но тут возникает известная проблема в отношении косвенных исков об оспаривании сделки по ст.174 ГК, а также по правилам о крупных сделках и сделках с заинтересованностью, подаваемых участниками корпорации.

Формально говоря, косвенные иски об оспаривании сделки подаются акционерами (участниками) также от имени общества (п.1 ст.65.2 ГК), но распространение эстоппеля и на ситуацию оспаривания сделки участниками корпорации выглядело бы абсолютно абсурдным, так как де-факто блокировало бы защиту прав участников от злоупотреблений руководителей корпорации. В принципе те же выводы применимы и в отношении оспаривания сделок по указанным основаниям членами совета директоров (п.4 ст.65.3 ГК).

Поэтому, например, если единоличный исполнительный орган (например, директор) общества совершил не согласованную с соответствующими органами управления своего общества сделку с заинтересованностью, а затем принял исполнение по ней, предоставленное другой стороной, то это, безусловно, блокирует оспаривание данной сделки самим обществом (в форме иска, поданного от имени общества тем же директором или новым директором), но не ограничивает право на оспаривание такой сделки от имени общества участниками корпорации или членами совета директоров.

Поэтому, например, если единоличный исполнительный орган (например, директор) общества совершил не согласованную с соответствующими органами управления своего общества сделку с заинтересованностью, а затем принял исполнение по ней, предоставленное другой стороной, то это, безусловно, блокирует оспаривание данной сделки самим обществом (в форме иска, поданного от имени общества тем же директором или новым директором), но не ограничивает право на оспаривание такой сделки от имени общества участниками корпорации или членами совета директоров.

Существенные условия договора: комментарий к новой редакции ст.

432 ГК

Ниже привожу небольшой комментарий к новой редакци ст.432 ГК, подготовленный к выходящему осенью 2016 года комментария к положениям обязательственного права ГК. Буду благодарен за любые замечания и комментарии.

Статья 432. Основные положения о заключении договора 1. Договор считается заключенным, если между сторонами, в требуемой в подлежащих случаях форме, достигнуто соглашение по всем существенным условиям договора.

Существенными являются условия о предмете договора, условия, которые названы в законе или иных правовых актах как существенные или необходимые для договоров данного вида, а также все те условия, относительно которых по заявлению одной из сторон должно быть достигнуто соглашение. 2. Договор заключается посредством направления оферты (предложения заключить договор) одной из сторон и ее акцепта (принятия предложения) другой стороной. 3. Сторона, принявшая от другой стороны полное или частичное исполнение по договору либо иным образом подтвердившая действие договора, не вправе требовать признания этого договора незаключенным, если заявление такого требования с учетом конкретных обстоятельств будет противоречить принципу добросовестности (пункт 3 статьи 1).

Комментарий: 1. Согласно п.1 ст.432 ГК для того, чтобы договор был признан заключенным, необходимо, что между сторонами была достигнута договоренность по всем существенным условиям. Существенные условия договора – это такие условия, без прямого согласования которых договор не является заключенным и не порождает правовые последствия. В случае отсутствия в договоре существенного условия пробел в договоре носит фатальный для его судьбы характер.

В теории к категории существенных условий должны относиться такие условия, которые а) суд не может в принципе привнести в договор посредством применения аналогии закона, аналогии права или применения принципов разумности, справедливости или добросовестности, и б) хотя теоретически и могут быть привнесены в договор судом посредством применения указанных приемов, но делегация судам такой компетенции нежелательна, так как может спровоцировать непредсказуемость в отношениях сторон. 1.1. Абзац 2 п.1 ст.432 ГК относит к существенным условиям договора три категории условий. Во-первых, это условие о предмете договора.

Понятие предмета договора носит достаточно размытый характер и может провоцировать судебные споры о том, какие конкретно условия определяют предмет договора. В то же время, этот критерий вряд ли имеет приемлемые альтернативы, так как составить и зафиксировать в законе исчерпывающий список существенных условий всех известных поименованных договоров и тем более договоров непоименованных просто невозможно.

Акты международной унификации договорного права используют в указанных целях не менее оценочные критерии: ст.II.-4:103 Модельных правил европейского частного права говорит о необходимости «достаточной» определенности условий договора для признания его заключенным, а ст.2.1.2 Принципов УНИДРУА говорит о необходимости «достаточной определенности» содержания оферты. Под согласованием предмета договора разумно понимать конкретизацию в договоре содержания основных обязательств сторон с достаточной степенью детализации, чтобы их воля могла быть воспринята судом.

Например, в договоре купли-продажи стороны должны конкретизировать, что конкретно и в каком объеме подлежит отчуждению, а в договоре подряда должны быть четко идентифицированы выполняемые работы (в частности посредством согласования соответствующей проектной документации, технического задания и т.п.). В принципе условие о цене также относится к предмету возмездного договора, так как конкретизирует одно из основных его обязательств. В то же время в силу того, что согласно ст.424 ГК для большинства договоров условие о цене прямо исключено из списка существенных условий, отсутствие в договоре согласованной цены не приводит к признанию договора незаключенным, если только специальные нормы закона (напр., п.1 ст.555 ГК) не указывают на существенность данного условия.

Если предмет договора зафиксирован недостаточно четко или вовсе не согласован, суду не остается ничего иного кроме как признать договор незаключенным.

В частности, суд не может определить за стороны, какой товар и в каком количестве подлежит продаже и какие конкретно работы – выполнению. Случаи признания договора незаключенным из-за недостаточной детализации предмета договора достаточно часто встречаются на практике (особенно в отношении договоров возмездного оказания услуг). См.: Постановление Президиума ВАС РФ от 23 августа 2005 г.

N 1928/05 Во-вторых, к категории существенных относятся условия, которые названы в законе или ином правовом акте в качестве существенных или необходимых для договоров данного типа. Речь идет, конечно же, о поименованных договорах, в отношении которых существует какое-либо специальное нормативное регулирование.

Речь идет, конечно же, о поименованных договорах, в отношении которых существует какое-либо специальное нормативное регулирование. Закон в ряде случаев фиксирует существенные условия отдельных договоров достаточно недвусмысленно, например, оговаривая, что такие-то условия являются существенными (например, ряд условий договора страхования по ст.942 ГК), или предусматривая, что отсутствие в договоре определенного условия влечет признание договора незаключенным (например, условие о цене в договоре купли-продажи недвижимости по п.1 ст.555 ГК). В то еже время в ряде других случаев положения закона менее однозначны, и от судов требуется телеологическое (целевое) и системное толкование соответствующих норм с целью определения того, была ли направлена воля законодателя на то, чтобы зафиксировать именно существенность условий.

Так, часто в специальных нормах закона указывается на то, что те или иные вопросы определяются согласно условиям договора или те или иные условия указываются в договоре. В ряде случаев тем самым законодатель мог как желать, так и не желать установить существенность таких условий. Так, например, судебная практика толкует положение п.1 ст.740 ГК о том, что по договору строительного подряда подрядчик обязуется построить здание «в установленный договором срок» в качестве указания на существенность условия о сроке выполнения работ в договоре строительного подряда (п.4 Информационного письма Президиума ВАС РФ от 24 января 2000 г.

N 51). С другой стороны, положение п.1 ст.781 ГК о том, что

«заказчик обязан оплатить оказанные ему услуги в сроки и в порядке, которые указаны в договоре возмездного оказания услуг»

, большинством судов не оценивается как указание на существенность условия о сроке оплаты по договору возмездного оказания услуг. Ситуация становится еще более запутанной, если ознакомиться с различными отраслевыми законодательными актами и подзаконными актами.

Так, например, п.5 ст.13 Закона о водоснабжении и водоотведении прямо относит к категории существенных условий договора водоснабжения среди прочего а) «права и обязанности сторон по договору», б) «ответственность в случае неисполнения или ненадлежащего исполнения сторонами обязательств по договору водоснабжения» и в) «порядок урегулирования разногласий, возникающих между сторонами по договору». Достаточно очевидно, что законодатель просто не мог, действительно, иметь в виду, что отсутствие в договоре водоснабжения условий об ответственности или порядке урегулирования разногласий или каких-то иных подобных абсолютно второстепенных условий должно означать признание договора незаключенным. Ведь единственной жертвой подобного развития событий окажется потребитель.

Указание же в перечне существенных условий загадочных в своей неопределенности «прав и обязанностей сторон по договору» лишь подтверждает догадку о том, что здесь законодатель отнюдь не имел в виду существенные условия по смыслу ст.432 ГК. Как мы видим, только телеологическое и системное толкование закона позволяет прояснить многочисленные двусмысленности, которые рассеяны по тексту российских законодательных актов.

Постепенное накопление судебной практики, толкующих подобные положения специальных норм закона, проясняет круг существенных условий поименованных договоров. Так, например, ВАС РФ в 2014 году признал, что в силу существа обязательств по договору возмездного оказания услуг положение п.1 ст.708 ГК о существенности условия о сроке выполнения работ в договоре подряда не применяется к договорам возмездного оказания услуг и не делает условие о сроке оказания услуг существенным (п.8 Информационного письма Президиума ВАС РФ от 25 февраля 2014 г.

N 165). Тем самым была решена старая проблема, которая долгое время решалась нижестоящими судами неодинаково. В-третьих, к существенным относятся условия, по которым согласно заявлению одной из сторон должно быть достигнуто согласие.

Это положение означает, что любые условия, которые одна из сторон фиксирует в своей оферте (например, направляемом проекте договора), приравниваются к существенным и должны быть согласованы для того, чтобы договор был признан заключенным.

Иногда встречается такое мнение, что для признания выдвинутых одной из сторон условий существенными необходима прямая оговорка в оферте о том, что такие условия или некоторые из них являются существенными. В рамках этой ошибочной интерпретации при отсутствии в оферте такой специальной оговорки согласие другой стороны с теми условиями оферты, которые характеризуют предмет договора или являются объективно существенными в силу указания в законе, достаточно для признания договора заключенным, и договор будет считаться вступившим в силу в части согласованных условий без учета тех объективно несущественных условий оферты, по которым у стороны остались разногласия. Такая точка зрения является в корне неверной, так как не учитывает системное толкование закона и тот факт, что в силу ст.443 ГК

«ответ о согласии заключить договор на иных условиях, чем предложено в оферте, не является акцептом»

; «такой ответ признается отказом от акцепта и в то же время новой офертой», а в силу п.1 ст.438 ГК «акцепт должен быть полным и безоговорочным».

В этих условиях системное толкование п.1 ст.438, 443 ГК и п.1 ст.432 ГК не оставляет сомнений в том, что сам факт включения оферентом тех или иных условий в оферту означает, что для него согласование таких условий является принципиальным и лишь частичное согласие другой стороны не влечет заключение договора.

Иное толкование не только противоречило бы ст.443 ГК и п.1 ст.438 ГК, но и по существу было бы крайне неудачным, дестабилизируя отношения сторон и подрывая основной принцип договорного права – автономию воли. Ведь такое ошибочное толкование означало бы, что оференту может быть навязано содержание договора, не соответствующее тому, на что он сам выразил волю.

Нет никаких гарантий, что оферент согласился бы делать оферту или изложил бы ее условия именно в имеющейся редакции, если бы он знал, что акцептант акцептует оферту лишь в части и суд признает договор заключенным лишь в этой части. Все условия договора тесно переплетены между собой. Поэтому следует презюмировать, что сам факт включения в оферту тех или иных условий означает, что их согласование принципиально для оферента.

Отдельная проблема возникает в случае, когда у сторон остались не снятые разногласия, но договор начинает исполняться. По этому вопросу см. комментарий к ст.443 ГК.

1.2. Существенные условия должны быть согласованы сторонами в самом договоре или в различных дополнениях к нему (дополнительных соглашениях, приложениях, спецификациях и т.п.). В таких ситуациях договор будет считаться заключенным с момента заключения такой дополнительной сделки.

Кроме того, могут иметь место ситуации, когда в тексте договора или дополнениях к нему те или иные существенные условия не указаны, но они определены в подписанной сторонами документации, оформляющей сдачу-приемку (акты выполненных работ, накладные и т.п.). См.: Постановления Президиума ВАС от 28 октября 2010 г.

N 15300/08 и от 31 января 2006 г. N 7876/05. В такой ситуации договор также следует признавать заключенным и действующим, как минимум, с момента оформления такой документации и согласования отсутствующих в договоре существенных условий. 1.3. Существенные условия договора могут носить не четко определенный, но определимый характер.

В последнем случае стороны фиксируют в договоре алгоритм определения существенных условий, который может позволить к моменту исполнения договора определять значение такого условия.

В частности, включение в договора валютной оговорки (ст.317 ГК), по сути, означает установление в договоре не четкого размера цены, а алгоритма его определения (подлежит уплате рублевая сумма, которая к моменту оплаты будет эквивалентна указанной сумме иностранной валюты по соответствующему курсу). Поэтому в тех случаях, когда условие о цене является в силу закона существенным, такое условие следует считать согласованным и в случаях использования валютной оговорки. Возможность установления иных вариантов определимых существенных условий поддерживает и судебная практика (пункт 23 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 29.01.2015 №2; Постановление Президиума ВАС РФ от 4 декабря 2012 г.

N 11277/12). 1.4. Договор, в котором стороны не согласовали существенные условия, является именно незаключенным и фактически отсутствующим. Правила о недействительности договора к такой ситуации неприменимы (Пункт 1 Информационного письма Президиума ВАС РФ от 25.02.2014 N 165).

1.5. Суд при рассмотрении спора о неисполнении договорных обязательств или иного договорного спора вправе признать договор незаключенным и в отсутствии иска о признании договора незаключенным или возражения одной из сторон со ссылкой на незаключенность договора (пункт 1 Постановления Пленума ВАС РФ от 23.07.2009 N 57) 2. Согласно п.2 ст.432 ГК договор заключается посредством направления оферты (предложения заключить договора) одной стороной и ее акцепта (принятия предложения) другой стороной. Договор является двусторонней или многосторонней сделкой.

Соответственно, для его заключения требуется изъявление воли более чем одного лица.

Волеизъявление сторон на вступление в договор и обозначается в качестве оферты и акцепта.

Договор считается заключенным посредством оферты и акцепта и тогда, когда он подписывается в виде единого документа.

Наиболее типичная форма заключения договора в хозяйственной практике состоит в подписании одной из сторон двух экземпляров договора и направления их другой стороне для подписания с последующим возвратом подписанного экземпляра первой стороне. В таком случае подписание экземпляров первой по очереди стороной будет считаться офертой, а второй стороной – акцептом.

Более того, оферта и акцепт имеют место и тогда, когда договор подписывается в присутствии сторон. Просто в этом случае разрыв во времени между подписанием экземпляров договора одной сторонами оказывается минимальным. В то же время могут встречаться ситуации, когда квалификация встречных волеизъявлений в качестве последовательных оферты и акцепта не столь однозначна.

В частности, такая проблема возникает тогда, когда стороны подписывают по одному экземпляру обсужденного и согласованного заранее текста договора и обмениваются ими.

Такая практика встречается в обороте. Представляется, что четко определить, кто из сторон здесь является оферентом, а кто акцептантом в такой ситуации достаточно проблематично. По сути, каждая из сторон является одновременно и оферентом, и акцептантом.

Нередко сложно разложить процесс заключения договора на последовательный обмен офертой и акцептом в ситуации, когда договор заключается между тремя и более контрагентами. 3. Пункт 3 ст.432 ГК, появившийся в ГК с 1 июня 2015 года, утверждает действие принципа эстоппель при формальной незаключенности договора.

Согласно этой норме сторона, принявшая от другой стороны исполнение по договору или иным образом подтвердившая его действие, не может ссылаться на формальную незаключенность договора, если такая ссылка в контексте конкретных обстоятельств будет свидетельствовать о недобросовестности. Это положение применимо в первую очередь к ситуации отсутствия в договоре существенного условия.

Ранее данная идея выводилась в судебной практике (Постановления Президиума ВАС от 8 февраля 2011 г. N 13970/10 и от 5 февраля 2013 г.

N 12444/12, п.7 Информационного письма Президиума ВАС от 25 февраля 2014 года №165) Если в договоре не согласованы некоторые существенные условия, но впоследствии одна из сторон подтверждает действие договора (принимает исполнение, сама исполняет свое встречное обязательство или совершает иные действия, подтверждающие действие договора), то попытка этой же стороны впоследствии сослаться на незаключенность (потребовать признания договора незаключенным в суде или возразить о незаключенности в ходе того или иного договорного спора) может расцениваться как недобросовестное, непоследовательное поведение, которое подрывает возникшие у контрагента, полагавшегося на предшествующее конклюдентное поведение первой стороны, разумные ожидания. В этом случае суд блокирует ссылку на незаключенность и исходит из факта заключенности договора. Многое при применении принципа эстоппель в данной ситуации зависит от конкретных обстоятельств дела.

В частности, принципиальное значение имеет то, вытекает ли из подтверждающего, конклюдентного поведения одной из сторон ее согласие с отсутствующим в договоре существенным условием. Если да, то есть основание для применения принципа эстоппель. Если нет, и вопрос об отсутствии согласия по соответствующему существенному условию никак не снимается за счет последующего поведения, то нет и оснований «исцелять» договор и признавать его заключенным.

Например, если в договоре подряда прямо не согласовано существенное условие о сроке выполнения работ, но впоследствии работы выполнены и заказчиком без возражений приняты, при попытке заказчика в ответ на иск о взыскании долга за выполненные работы сослаться на незаключенность договора суд должен применять эстоппель из п.3 ст.432 ГК, так как сам факт принятия работ конклюдентно свидетельствует о том, что срок, в который фактически уложился подрядчик, заказчика устроил, и по сути условие о сроке работ таким образом конклюдентно согласовано.

Другая ситуация имела бы место, если в договоре подряда отсутствует срок выполнения работ или точное описание работ, а заказчик вносит подрядчику предоплату или передает материалы. В такой ситуации несмотря на то, что одна или даже обе стороны совершают действия, которые свидетельствуют о том, что они относятся к договору как к заключенному, вопрос о сроке выполнения работ или самом предмете договора никак таким поведением не проясняется.

Поэтому если впоследствии стороны так и не договорятся о сроке работ или предмете договора, ссылка одной из сторон при рассмотрении спора на незаключенность договора не должна признаваться в качестве недобросовестной и отвергаться на том основании, что эта сторона ранее вела себя так, как если бы договор был заключен.

Последние новости по теме статьи

Важно знать!
  • В связи с частыми изменениями в законодательстве информация порой устаревает быстрее, чем мы успеваем ее обновлять на сайте.
  • Все случаи очень индивидуальны и зависят от множества факторов.
  • Знание базовых основ желательно, но не гарантирует решение именно вашей проблемы.

Поэтому, для вас работают бесплатные эксперты-консультанты!

Расскажите о вашей проблеме, и мы поможем ее решить! Задайте вопрос прямо сейчас!

  • Анонимно
  • Профессионально

Задайте вопрос нашему юристу!

Расскажите о вашей проблеме и мы поможем ее решить!

+